Елена Ткаченко : Нити, ставшие живописью — Асток-Пресс.

Курсы Сегодня Завтра Погода сегодня
USD ЦБ 66.4225 -0.1675 66.2550 Воздух: -4   Давление: 774 мм
EUR ЦБ 75.2168 +0.1748 75.3916 Ветер: Сев-Вост, 3—5 м\с   Без осадков, пасмурно
  Читателям Рекламодателям
Сегодня: Четверг, 13 Декабря 2018 года

Елена Ткаченко

2011-01-19 | Другие темы
Нити, ставшие живописью

 

Елена Ткаченко - известный петербургский художник по текстилю. Училась в Санкт-Петербургской Академии декоративно-прикладного искусства им. В. Мухиной у Бориса Георгиевича Мигаля. Член Союза художников РФ с 1994 года. Работает не только в различных традиционных техниках, но и создает новые авторские техники плетения. Основное внимание она уделяет цвету и богатству фактуры поверхностей.


Экспозицию, открывшуюся недавно в Выставочном зале Союза художников на Большой Морской, Елена назвала «Венеция: Север-Юг» и посвятила ее Дню основания Санкт-Петербурга.


- Петербург и Венеция - неизменные сравнительные величины. Вот и в вашей выставке выразились эмоциональные впечатления от схожести и разности двух великих городов.

- Параллель между Венецией и нашим городом, я думаю, вечна. Я очень люблю Петербург и люблю Венецию, которая меня однажды окутала, оплела нитями своих запахов, опьянила разноцветным воздухом. И я увидела столько пересечений и переплетений в этих, таких близких мне, городах, что нити моих работ сплелись в волшебные образы.


- И названия ваших работ содержат некоторый оттенок волшебности: «Жемчужное небо», «Акварельная Венеция», «Летейские воды».

- Это опять же связано с влиянием этих двух городов. Не случайно каждую работу сопровождает на выставке цитата из Иосифа Бродского, например: «На мой взгляд, этот город воспроизводит и все внешние черты стихии, и ее содержимое. Брызжа, блеща, вспыхивая, сверкая, она рвалась вверх так долго, что не удивляешься, если некоторые из ее проявлений обрели в итоге массу, плоть, твердость». Мне захотелось эту стихию попытаться сплести из нитей.


- Когда вы пришли в Мухинское училище, ваш выбор был уже определен?

- Мне всегда хотелось создавать что-нибудь именно из текстиля. У меня было ощущение, что мое внутреннее женское начало требовало какого-то мягкого материала. Хотя сейчас я бы сказала, что я скорее занимаюсь не текстилем, а цветом. Мои нити, мне кажется, имеют большее отношение к живописи, чем к тканям. Искусствоведы придумывают названия тому, что я делаю и называют это - живопись нитью. Я же сама не очень задумываюсь над тем, как это называется. Я просто создаю нитями цвет, очень сложный цвет.


- Техника, в которой вы работаете, не имеет аналогов, она очень трудоемка. Сколько времени уходит на создание одной работы?

- По разному. Например, венецианский цикл, состоящий из девяти композиций, это год работы, примерно по два месяца на каждую вещь. Подбирается ниточка к ниточке по цвету.


- Ваши работы вызывают ассоциации с кадрами из фильма Тарковского, где много воды, сплетенных струящихся водорослей...

- Да, это именно так. В моих работах много водной стихии. Отражение в воде, ее текучесть, схожесть с протяженностью нитей. И это все очень близко двум моим любимым Венециям.


- Вы используете самые разные нити для работы. Каким отдаете предпочтение?

- Для того, чтобы показать петербургский туман, лучше всего подошел мохер, а в остальном это вискоза, шелка, тончайшие металлические нити. Я покупаю и привожу их ото всюду, принимаю в подарок от друзей.

- Отдельного упоминания требует связь ваших «драгоценных» тканей со строками Иосифа Бродского.

- Вы знаете, это интересная история. Когда я путешествовала по Венеции, «Набережная неисцелимых» была со мной. Я читала эту книгу все время. Вернувшись и начав работу, я не расствалась с ней, боясь растерять ощущение Венеции. И была поражена таким сходством в моем эмоциональном восприятии. Некоторые работы созданы прямо по цитатам из этой книги. Бывало буквально две строки текста рождали во мне сложный образ и цвет. Потом уже само собой получилось при оформлении выставки, что у подножия каждого манекена мы поместили выдержки из книги.

- Если какое-либо арифметическое измерение для ваших работ?

- Это мили, километры нитей.

- В 2001 году в Лондоне с успехом прошла ваша выставка «Райский сад». Идея показать свои работы именно в этом городе как-то связана с «общими туманами» Петербурга и английской столицы?

- Эти города очень разные. И понятие «Туманный Альбион» тоже претерпело некоторые изменения. Лондон - замечательный город, в котором хочется жить, узнавать новое, знакомиться с людьми. Он очень удобен для всего этого. Но Лондон - не то чтобы неромантичный город, а просто я не чувствую его, как Венецию. Поэтому я ограничилась только организацией выставки.

- Техника необычного ручного ткачества, в которой созданы ваши последние работы, абсолютно новая. Но вы работали и блестяще владеете традиционными направлениями такими как гобелен, батик, вышивка, роспись, войлок.

- Два года назад я представила свой авторский гобелен «Древо жизни». Он очень большой - 12 кв. м. Он посвящен одному из самых распространенных символов в истории человечества. Считалось, что в райском саду на дереве жизни зрели золотые плоды, которые давали вечную молодость, а его мощный ствол воплощал идею устойчивости мироздания. В поиске образного и композицонного решения древа жизни я обратилась к славянской традиции. Это отразилось в колористическом решении гобелена, в котором преобладает красный цвет. Раскидистые ветви с крупными листьями выполнены в технике ворсового ткачества. Они приобрели сложный рельеф, который позволил придать листьям движение и ощущение легкого колебания. Ствол дерева выполнен в технике петельчатого ткачества. Контраст шерстяного ворса и блестящей поверхности шелковых волокон, включение золотых и серебряных нитей, дало возможность создать игру фактурных поверхностей. В этой работе я так же соединила ткачество и вышивку.

- Ваша выставка - настоящий подарок городу и петербуржцам в День рождения Северной столицы. Как родилась идея показать вместе работы о Венеции и Петербурге?

- Мне очень хотелось, чтобы именно эти произведения оказались рядом. Ощущение весны, легкости, венецианского сияния и вместе с тем, Питер, но более изысканный и тонкий. При этом они очень близки, много воды, воздуха, пространства.

Завершить рассказ о замечательном художнике Елене Ткаченко хочется цитатой из впечатлений Елены Тюниной от работ мастера: «Живопись в привычном понимании - это краски, нанесенные на плоскость, но никто не лишил теоретической возможности быть живописью шелковую нить, вплетенную в полотно. Сотни и тысячи нитей, соединенные пальцами и причудливой логикой художника в неповторимую и зыбкую поверхность, выстроили портрет «города для глаз», воспетого многими и Иосифом Бродским. Кисть живописца иногда стремительно и интуитивно, иногда вдумчиво и пристрастно - подбирает и размешивает цвета на палитре; глаз и рука художника ищет и находит тот единственный оттенок нити, который станет частью неуловимого блика на воде или ускользающего луча закатного солнца. Эти блестящие скользкие нити, переплетаясь в строго заданном порядке, становятся элементом нового вещества или явления - воздуха, света, звука».


Беседовала Елена Осиновская






Спецпроекты



© 1994-2018 Все права защищены. Копирование материалов данного сайта разрешено только с активной ссылкой на сайт www.astok-press.ru
Адресс: 192029, Россия, Санкт-Петербург, ул. Бабушкина д.3. Тел.: 326-29-00, 326-29-01
Газета "Асток-Пресс" и сайт Astok-Press.ru являются проектами издательского дома АСТОК.